truecrime_lj

Categories:

«Основано на реальных событиях»: дело Кристиана Бала. Часть 3

Основано на реальных событиях

Сегодня Кристиан Бала отбывает максимальный, 25-летний срок тюремного заключения, предусмотренный польским уголовным кодексом. Он находится в старой шлакоблочной вроцлавской тюрьме, обладающей всеми приметами пенитенциарной системы советской эпохи. 

Вскоре после вынесения приговора и перед подготовкой к апелляционному процессу, Кристиана Бала посетил американский писатель Дэвид Гранн. После визита в польскую тюрьму он написал обширный очерк, посвященный делу Бала, к которому обращался и я при подготовке этого рассказа. Бала сказал Гранну, что происходящее напоминает ему фарс, «что-то из Кафки». «Меня приговаривают к двадцати пяти годам за написание книги. Это просто смешно. Это чушь собачья! Почему никто не хочет замечать, что Крис – это не я? Я не антифеминист. Я не шовинист. Я не бессердечный. Крис – мой антигерой. Моя противоположность. Разве ты не видишь, что они делают? Они конструируют эту реальность и заставляют меня жить в ней». 

Один из вопросов, ответ, на который не был дан ни следствием, ни судом: зачем кому-то совершать убийство, а затем писать об этом роман, который поможет его поймать? В «Преступлении и наказании» Раскольников размышляет о том, что даже самый изощренный преступник совершает ошибки, потому что он испытывает в момент совершения преступления отказ воли и разума, сменяющиеся феноменальным детским легкомыслием как раз в тот момент, когда разум и благоразумие наиболее необходимы. «Амок», однако, был опубликован спустя три года после убийства. Если Бала был виновен в преступлении, то причиной было не отсутствие воли и разума, а, скорее, избыток того и другого. 

Наблюдатели задавались вопросом, хотел ли Бала быть пойманным или, по крайней мере, облегчить душу. В «Амоке» Крис говорит о «нечистой совести» и о своем желании «снять белые перчатки молчания». Общавшийся с Кристианом Дэвид Гранн отмечал, что тот был гораздо менее заинтересован идеей «идеального преступления», чем «идеальной историей», которая, по его мнению, вышла далеко за границы эстетики, реальности и морали, очерченные его литературными предшественниками. 

Но после публикации «Амок» провалился в продаже. И только стараниями полиции, усмотревшей в романе «признание» автора в преступлении, «Амок» смели с полок. Все хотели прочитать роман, в котором автор описывает совершенное им убийство, и признается в нем. Однако властям и книгоиздателям ситуация показалась нездоровой и роман больше не переиздавался. Сегодня он является в Польше библиографической редкостью. Но существует и другое предположение. Властям просто невыгодно, чтобы читатели искали в произведении Кристиана Бала подтверждение выводов Джека Воробья-Вроблевского… и не находили их. 

Писателю Дэвиду Гранну Кристиан Бала признался, что пишет новую книгу, и уже придумал название – «Делирик». «Это игра слов, – объяснил Бала. – «Лирик» – человек, у которого эмоциональные переживания преобладают над рассудочным началом и «Делирий» – психическое расстройство для которого характерны зрительные галлюцинации и бред». 

Бала начал писать новую книгу еще до ареста, но его компьютер с файлами рукописи был изъят полицией. Дэвид Гранн выяснил: детективы помимо рукописи книги, обнаружили файлы, свидетельствовавшие, что Бала собирал информацию о новом парне бывшей жены по имени Гарри. «Холост, 34 года, мать умерла, когда ему исполнилось восемь. Очевидно, работает в железнодорожной компании, возможно машинистом поезда, но я не уверен», – писал Кристиан Бала. Вроблевский заподозрил, что Гарри может стать мишенью для Кристиана. И «Джек Воробей» особенно уверился в этом, когда в его руки попала информация, что Бала посещал тот же чат, в который заходил Гарри. Бала зарегистрировался в нем под вымышленным именем и написал сообщение: «Извините за беспокойство, но я ищу Гарри. Кто-нибудь знает его по Хойнуву?»

Кристиан уклонился от расспросов Гранна о Гарри, намекнув только, что это очередные инсинуации полиции. Он лишь высказал сожаление об утраченной рукописи новой книги. В тюрьме Кристиан полностью погрузился в творчество и «переживание собственного величия». 

«Настоящее преступление» (2016)
«Настоящее преступление» (2016)

Периодически у него берут интервью и ему льстят новости с воли. Его не забыли. В 2016 году на экраны в Польше и через два года, в 2018 году, в США вышел американо-польский фильм «Настоящее преступление», в основу сюжета которого легла история Кристиана Бала. Роль инспектора полиции, отказавшись от комедийного амплуа, воплотил Джимм Керри, а прообраз Кристиана Бала, которого в картине зовут Кристоф Козлов, сыграл Мартон Чокаш. Одним из авторов сценария выступил упомянутый Дэвид Гранн. В фильме сполна эксплуатируется тема подробно описанного в романе убийства. В остальном сюжет картины мало напоминает реальную историю. Достаточно сказать, что жертва убийства в «Настоящем преступлении» связана с подпольным садо-мазохистским клубом, который посещают богатые клиенты, насилуя секс-рабынь. По сюжету фильма убитый получает возмездие за собственные злодеяния. 

Другой экранизацией, находящейся гораздо ближе к реальным событиям, стала польская картина «Амок» или «Бешенство», вышедшая через год после «Настоящего преступления». Режиссером выступила Кася Адамек, дочь польского кинорежиссера Агнешки Холланд. 

«Амок» (2017)
«Амок» (2017)
Кадры из фильма «Амок» (2017)
Кадры из фильма «Амок» (2017)

В ключевых точках сюжета Адамек настолько точно следовала канве реальной истории, что ей пришлось участвовать в серьезных юридических баталиях. Еще на этапе съемок картины семья Дариуша Янишевского потребовала остановить работу над фильмом. Возмущение родственников вызвало то, что продюсеры подписали договор с самим Кристианом Бала, но не получили разрешение близких Янишевского, тем самым нарушив их неимущественные права. Когда уже была назначена дата премьерного показа, и на экраны вышел официальный трейлер, семья Янишевского разослала в кинотеатры по всей Польше письма, призывающие отказаться от демонстрации трейлера и самого фильма. В письме они грозились подать в суд на каждый кинотеатр, который решится внести «Амок» в свой репертуар. Тем не менее, показ картины состоялся, в том числе и в России. В отечественном прокате фильм вышел под названием «Бешенство». 

Когда самого Кристиана Бала спросили, возможно ли его сотрудничество с кинематографистами считать своеобразным признанием, ведь его герой в фильме показан виновным, тот ответил, что фильм является таким же вымыслом, как и его роман, за который его осудили. 

«Я написал роман, безумный роман. Является ли книга вульгарной? Да. Непристойной? Да. Оскорбительной? Да. Так я и хотел, чтобы так было!» Кристиан Бала


Buy for 10 tokens
События, о которых пойдет речь, произошли через два года после выхода на экраны знаменитого триллера с Глен Клоуз и Майклом Дугласом «Роковое влечение», но именно такое название им было присвоено прессой. Они недвусмысленно напоминали сюжет фильма. Но как мы увидим, реальность в…

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded